Несмотря на войну: в Донецкий ожоговый центр продолжают прибывать трудные пациенты со всей страны

Фото Константина БУНОВСКОГО

Фото Константина БУНОВСКОГО

События
14 июля 2014 09:14

У знаменитого доктора Фисталя принимают всех: маленьких, больших, тех, кто "за", тех, кто "против" и кто вообще не в курсе, что тут делят люди…  

Донецк и в cпокойное время не был избалован вниманием путешественников. Гости заглядывали в шахтерскую столицу чаще всего по двум поводам: либо на крутой футбольный мяч, либо в командировку. Сейчас футбол "переехал" в Харьков, а бизнес за редким исключением свернулся. Ж/д вокзал преимущественно работает в одну сторону - на выход. Все, у кого есть где "пересидеть" смутное время, уезжают из города.  Но есть и пассажиры, которые, напротив, стремятся в  "блокадный" Донецк. Любыми путями - на поезде с немыслимыми пересадками, на машине с "неправильными" номерами и "подозрительной" не донецкой пропиской. Потому что здесь их шанс - спасти ребенка, вылечиться самому. Ведь даже сейчас донецкие больницы принимают пациентов со всей страны и СНГ.  

- Вы, главное, без политики. Ну ее, - просят нас врачи Института неотложной и восстановительной хирургии им. В. Гусака в начале интервью. - А пациентов у нас много интересных. Даже сейчас.

"НУЖНО БЫЛО СПАСАТЬ НОЖКУ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ" 

И правда, какая уж тут политика. В палате вся на нервах плачет мама пятилетней Равшаны Холмурадовой из Самарканда. Девочку еще не привезли после операции. У малышки жуткий ожог лица и обеих ручек. Лечили и в Москве, где работают родители, и дома в Самарканде. Но как лечили? Мазями да перевязками, когда нужна была операция. В итоге у девочки пошли вывихи суставов - обожженные кисти ручек вывернуло наружу, а на крохотном личике остались уродливые рубцы. Сегодня девочке поставили суставы на место, сделали пластику левой ручки и первый сеанс криодеструкции лица (удаляли рубцы жидким азотом). Впереди еще несколько таких операций, но главное - она уже на пути к выздоровлению! 

Свой второй день рождения маленький одессит Владик Перепелица из соседней палаты отметил в Донецке. Спустя почти два месяца мальчик с  мамой и папой едут домой. Они с ужасом вспоминают тот день, когда многотонный троллейбус переехал малышу ножку.  

- 16 апреля жена с Владиком, его сестрой-двойняшкой Катей и тестем пошли в парк напротив дома. Они там каждый день перед обедом гуляли, - рассказывает папа Максим. - Начали идти по пешеходному переходу на зеленый свет. А троллейбус, которому горел красный, неудачно остановился и перегородил путь машинам, выезжавшим с базарчика. Ему начали сигналить, водитель решил, что уже все пешеходы успели пройти, и не заметил семью с двумя малышами на машинках. 

Владик попал под правое переднее колесо "рогатой" махины.  

- Троллейбус сбил ребенка, протянул, люди начали кричать. Водитель притормозил, выглянул из передней двери, увидел, что случилось, и только тогда сдал назад и съехал с ноги. Владик все это время был в сознании, но у него был болевой шок, - вспоминает мама Ольга. - Мы сразу остановили попутную машину - и в больницу. Там сказали - надо ампутировать. Потом попробовали собрать кости - но без всякой гарантии, что нога оживет. И мы стали искать в интернете, где в Украине занимаются пересадкой кожи. Оказалось, в Донецке.  

Сомнений "ехать или нет" не было, нужно было любой ценой спасать ребенку ногу. 

"ПРИЛЕТЕЛИ НА САМОЛЕТЕ, А ЧЕРЕЗ ДВА ДНЯ АЭРОПОРТ РАЗБОМБИЛИ"

- Нам еще повезло, мы прилетели самолетом, а через два дня аэропорт уже разбомбили, - поделилась мама Владика. - Здесь, конечно, жутковато, но в город погулять выходим - например, в Парк славянской культуры, тут рядом. Но лучше вернемся в Донецк, когда мир будет и Владик полностью поправится. Тогда и погуляем.

В Донецке Владик перенес четыре операции. 

- У него был открытый перелом, раздавленные раны с обнажением костей, отсутствовала надкостница - такой тонкий слой мягких тканей, по которым проходят кровеносные сосуды, питающие кости. И это, по сути, угрожало ампутацией, - объясняет профессор Эмиль Фисталь, руководитель Донецкого ожогового центра ИНВХ им. В. Гусака. - Нам не хватило для пересадки собственной ткани травмированной ножки, а простая пересадка искусственной кожи ничего бы не дала. Пришлось сшить больную ножку мальчика со здоровой плюс сделать мышечную пластику. Почти месяц он провел в таком положении. И вот пять дней назад ножки ребенку благополучно разъединили. 

Несмотря на войну: в Донецкий ожоговый центр продолжают прибывать трудные пациенты со всей страны фото

Уже через две-три недели двухлетний Владик встанет на обе ножки, чему его мама несказанно рада. Фото: Константин БУНОВСКИЙ 

Полностью на обе ноги Владик встанет недели через две-три. А пока его ждет физиотерапия, восстановительная физкультура. Но главное - кроха не остался инвалидом. 

МЕНЯЛИ МАШИНУ, ЧТОБЫ "НЕ МЕЛЬКАТЬ"ЛЬВОВСКИМИ НОМЕРАМИ

20-летний Остап Гетьманчук из села Киевец Львовской области приехал в Донецк с мамой. Здесь уже две недели. Парень с львовским говорком откладывает булгаковскую "Белую гвардию". Я, чуть замявшись, спрашиваю: удобно, если буду задавать вопросы на русском? Остап вежливо отвечает, что может говорить и по-русски, и по-украински. В общем, мы оба решили, что это вообще не принципиальный вопрос, и начали говорить, как кому удобно, незаметно для себя переходя с одного языка на другой. 

Выяснилось, что парень учится на пятом курсе Львовского национального университета ветеринарной медицины. На каникулах будущий менеджер сельского хозяйства подрабатывал инженером на сельской птицефабрике. 

- Я заведую кормоцехом. Так получилось, работники отошли, я пошел выключать станок сам - мне ж не тяжело. А там такой трап, вроде лестнички, я стал на него, как-то пошатнулся неудачно, и рука попала в станок. Сумел все-таки остановить его и стал громко кричать, тут подоспели рабочие, на машину меня - и в больницу, - вспоминает Остап. 

В райцентре развели руками - мол, ничего поделать не можем, во львовской больнице № 8 пообещали "больше" - сохраним максимум два пальца. А тут позвонили коллеги с птицефабрики и сказали - нужно немедля ехать в Донецк. В соседнем селе  наслышаны о докторе Фистале из Донецка, который шесть лет назад спас 17-летнего паренька - его нога попала в транспортерную ленту, и ее так выкрутило, что хотели удалять бедро. Тогда чартерным рейсом львовянина доставили в Донецк и спустя несколько месяцев поставили на ноги. А теперь он как раз свадьбу собрался сыграть и пригласил на нее спасшего его доктора. 

- Сомнения, конечно, были, но мне дали надежду, сказали, что тут намного опытнее врачи, так оно и оказалось. Мне мама потом уже рассказала, что дома ей говорили "покупайте скальпель, будем резать", - рассказывает Остап. 

Почти сутки ушли на дорогу в Донецк, в Днепропетровске специально пересели на машину с местными номерами, чтоб "не мелькать" львовскими. 

- Паспорта проверила сперва Нац­гвардия, потом "ДНР". Никакой агрессии, не спрашивали даже, зачем едем, - говорит Остап. - Я понял, что любые новости - "западные", "восточные" - преувеличивают. Пока я видел только приветливых,  доброжелательных людей, мама тоже. А она чаще меня в город выходит. Из дома вот звонят, говорят, по телевизору показывают, что там перестрелка, тут. Где ни стань - бомбы. А я такого ничего в Донецке не видел и не слышал - город-то большой. Но ведь все равно переживаешь - брат на брата, по сути.

- Когда его к нам привезли, уже прошла неделя, пальцы черные были, раздавленные. Но мы ему удалили только погибшие ткани. Для спасения пальцев кисть вшили в живот - чтобы оживить поврежденные ткани за счет кровоснабжения, стволовых клеток, которые находятся в жировой ткани. Думаю, уже через неделю мы сможем освободить первый палец, - прогнозирует профессор Фисталь. 

А через три недели студент сможет пошевелить всей пятерней. 

- В Донецк еще как-нибудь приедешь? - спрашиваем напоследок.

- Почему бы и нет, - улыбаясь, провожает нас львовянин. 

Несмотря на войну: в Донецкий ожоговый центр продолжают прибывать трудные пациенты со всей страны фото 1

Эмиль Фисталь в последнее время работает без выходных, он спасает пациентов независимо от их политических убеждений. Фото: Константин БУНОВСКИЙ 

СПРАВКА 

Институт неотложной и восстановительной хирургии имени В. Гусака - одна из лучших клиник Украины, находится в Донецке. Тут делают редчайшие операции по пересадке кожи, лечат тяжелейшие ожоги и обморожения. Совместно с центром по исследованиям стволовых клеток в институте занимаются выращиванием кожи пациента из стволовых клеток. Одну из главных ролей в клинике играет руководитель ожогового центра, профессор Эмиль Фисталь. Его называют "хирургом от Бога".  Он ежегодно консультирует около 1000 пациентов, выполняет более 300 сложных операций, координирует работу ожоговых центров области.

Юлия ДОМАШОВА, Комсомольская правда в Украине

Главные новости Донецка:

Многострадальный канал "Северский Донец - Донбасс" полностью починили

Дончане не могут выехать из города: боевики не пускают

АТО в Донецке и области: хроника событий

Это чат – пиши и читай 👇
Ого! ты доскролил до нашего чатбота 😏
Теперь у тебя есть возможность настроить его под себя и узнавать важный контент первым, чтобы рассказывать друзьям
Только почта, только хардкор 🤘
Мы в соцсетях