Донбасс шокировал эстонцев: домой вернулись, будто в рай

Режиссер в шок, что на донецких копанках работают дети. Фото:ostro.org

Режиссер в шок, что на донецких копанках работают дети. Фото:ostro.org

События
11 апреля 2012 14:33

О Марианне Каат – создателе документального фильма "Шахта № 8" – в Украине узнали совсем недавно. О ней и ее картине заговорили после того, как "Шахту № 8" неожиданно запретили показывать на киевском фестивале Docudays по инициативе украинского сопродюсера Елены Фетисовой. Аргументируя отказ, украинка заявила, что фильм, рассказывающий о детском труде в копанках Донбасса,  является "постановочным и лживым".

Марианна Каат согласилась прокомментировать скандальную ситуацию с запретом ее фильма в интервью, которое опубликовал в своем дневнике донецкий блогер  Frankensstein.

– Как вам в голову пришла идея снять фильм в Донбассе?

– Ехали наугад. Слышала про этот регион, много читала в интернете про нелегальные копанки и решила съездить "на разведку". Познакомиться с людьми и найти какую-нибудь интересную историю для фильма.

– Как вы познакомились с Юрой Сикановым? (главный герой фильма – прим. "В городе") Сразу ли он согласился сниматься в фильме?

– С Юрой познакомилась именно так, как это показано в фильме – он просто въехал на велосипеде в кадр и начал задавать нам вопросы. Правда, я уже про него знала и за день до этого мы ходили его искать, но тогда его не оказалось дома. Так что, как я всегда говорю, мы искали его, а он нас.

Донбасс шокировал эстонцев: домой вернулись, будто в рай фото

Главный герой фильма о донецких копанках Фото: http://miningwiki.ru

– Как проходили съемки фильма? Вы жили в Снежном или в Донецке?

– Мы снимали фильм на протяжении полутора лет. Сначала мы жили в Торезе, так как в Снежном просто не было гостиницы. Но когда ее открыли, сразу переехали в Снежное, поближе к месту съемок. В единственный отель "Кураж".

– Каковы ваши впечатления от Донецкой области?

– Впечатления свои я постаралась отобразить в фильме. Вне фильма могу особенно отметить украинскую кухню: кормят в Снежном и Торезе потрясающе! Дешево и очень вкусно!

– Существенно ли различается уровень жизни в Украине и Эстонии?

– Украина большая, и я могу говорить только о Донецкой области ( в западной Украине я никогда не была, к сожалению). В нашей стране много неразрешенных проблем и есть еще куда развиваться, но каждый раз, когда мы возвращались после съемок домой, было ощущение, что мы возвращаемся в рай, и что нам как-то просто неприлично жаловаться и ныть.

– Вы испытывали во время съемок фильма давление со стороны местных властей или правоохранителей?

– Никакого давления мы не испытывали. В принципе, мы снимали то, что хотели, а местные власти были не очень в курсе, что конкретно мы снимаем.

Было ли вам страшно в Снежном? Все-таки вы находились в чужой стране и снимали фильм о нелегальной угледобыче.

– Страшно не было никогда, единственная забота была о детях, мы должны были всегда помнить о том, что мы уедем, а они останутся. В связи с этим как раз были трудности, надо было просчитывать ситуацию вперед.

– Как вышло, что вы познакомились с Еленой Фетисовой? Почему вы решили сотрудничать с ней и продать ей права на фильм?

– С Фетисовой я знакома давно и, более того, ранее мы уже делали с ней один фильм Прикольная сказка, где я была сопродюсером. Этот фильм полностью снимался в Эстонии. Именно по завершении съемок этого фильма, я предложила следующую совместную работу сделать в Украине. Сама идея сопродюсерства предусматривает, что сопродюсер находит деньги для проекта на своей территории и за это получает коммерческие права на использование фильма у себя в стране. В данной ситуации Фетисова должна была получить деньги на производство фильма в вашем Министерстве культуры, а за это – эксклюзив на Украину. Фильм снимался долго, и за это время у вас в стране сменилось руководство и президент. Старое правительство обещало поддержать фильм, а новое категорически отказало. В результате Фетисова "вошла" в проект с очень маргинальной суммой. Собственно, в основном тратами, сделанными на свое же функционирование в проекте.

– Когда вы поняли, что Фетисова против показа вашего фильма в Украине?

– Несмотря на очень маленький процент ее участия, я не оспаривала ее коммерческие (не фестивальные!) права на Украину, но никогда не предполагала, что она не собирается показывать фильм в Украине. Ее решение по Docudays было для меня совершенно неожиданным. Вообще-то это абсолютно беспрецедентный случай в истории кино, когда сопродюсер, подписашийся своим именем и именем своей студии в титрах фильма, начинает ставить палки в колеса собственному фильму. У продюсера, как и у любого другого члена съемочной группы, всегда есть возможность до создания титров выйти из проекта, Фетисова же этого почему-то не сделала.

В свете событий, развернувшихся на Docudays, у меня есть вопрос: почему фильм, ранее показываемый во всем мире и от ее имени тоже, вдруг получил обвинения в ложности и искажении фактов именно в Украине? В какой момент Фетисова врала - тогда, когда соглашалась выпускать фильм со своим именем, или теперь, когда отреклась от него таким подлым образом? И почему до объявления фильма в качестве участника конкурса на Docudays, Фетисовой не пришло в голову разослать письмо с таким же содержанием на предыдущие двадцать девять международных фестивалей?

– Между вами ране случались конфликты, или слова украинского продюсера стали для вас новостью?

– Когда Фетисовой дали однозначно понять в вашем Госкино, что этот проект украинской стороной поддержан не будет (то есть, Министерство культуры финансировать его не собирается), она моментально охладела к проекту. Это случилось примерно в середине съемочного периода, и с тех пор больше она с нами на съемки не ездила. Мы сохраняли вполне цивилизованные отношения. Доказательством тому служит то, что я не была против ее имени в титрах, хотя реально она не смогла выполнить своих обязательств – по условиям сопродюсерского договора она должна была войти в проект с финансированием от украинского Госкино.

Для меня ее борьба за запрет фильма стала совершенной неожиданностью. Ну а про последнее письмо мне даже и сказать нечего. Это не поддается никаким моральным или этическим нормам – оно не только оскорбительно для меня лично, но просто подло по отношению к моим снежнянским детям. Обвиняя фильм в подтасовке фактов и постановочности, она тем самым поставила под удар детей, которые, получается, в этой лжи участвовали.

– Считаете ли вы ее решение политическим заказом? Кто, по-вашему, может стоять за Фетисовой?

– Это вы уж сами разбирайтесь! Ваша страна - вам виднее.

– Как вы считаете, возможно ли уладить в будущем ваш конфликт и показать фильм в Украине?

– Будем разбираться. Права на некоммерческий показ фильма у меня ( фестивали и пр.), показ коммерческий ( ТВ, кино, DVD) эксклюзивно у Фетисовой.

– Показывало ли ваш фильм эстонское телевидение?

– Показывало несколько раз. Фильм шел также и в кинотеатрах.

– Вы приглашали Юру Сиканова переехать в Эстонию?

– Переехать в чужую страну дело совсем непростое.

– Собираетесь ли еще когда-нибудь снимать фильмы в Украине?

– Если будет интересный проект, то обязательно.

– Расскажите немного о ваших творческих планах. Что сейчас снимаете?

– Буквально вчера была премьера моего нового документального фильма "Временно вундеркинд". Это история про 15-летнего Алекса Прайера, английского вундеркинда, который в 13 лет поступил в Петербургскую консерваторию.

Это чат – пиши и читай 👇
Ого! ты доскролил до нашего чатбота 😏
Теперь у тебя есть возможность настроить его под себя и узнавать важный контент первым, чтобы рассказывать друзьям
Только почта, только хардкор 🤘
Мы в соцсетях