Охотница за маньяками  из Мариуполя мечтает уехать миротворцем в Африку

"Охотница за маньяками" из Мариуполя мечтает уехать миротворцем в Африку

Олю часто отправляют опрашивать потерпевших, потому что с такой милой девушкой всех тянет на откровения. Фото: личный архив Ольги Шевниной.

С такой внешностью Оля могла бы работать администратором спортивного клуба. Или директором детского сада. Даже аниматором на курорте - почему нет? Да кем угодно, только не опером "убойного" отдела. Как-то не вяжется ее искренняя улыбка и лучистый взгляд с суровыми милицейскими буднями.

"Я НЕ СОЛДАТ ДЖЕЙН, НО СТРЕЛЯЮ ХОРОШО"
- Оля, ну зачем это тебе, милой хрупкой девушке, еще и блондинке? - недоумеваю.
- Я решила работать в милиции где-то в девятом классе. Что именно подвигло, до сих пор не смогу объяснить однозначно. Юношеский максимализм, наверное. Помню только, что в какой-то момент просто приняла такое решение.
- Может, у тебя это наследственное? 
- В семье - ни одного милиционера! Папа работает программистом на заводе, мама здесь же служащая. Наверное, это сложно понять, но я занимаюсь действительно любимым делом. А сейчас мечтаю попасть в миротворческую миссию.
- Куда-куда? Это же пожестче оперативной милицейской работы! 
- Я окончила Харьковскую национальную академию им. Ярослава Мудрого. Там есть специальный факультет подготовки миротворческого контингента. Многие преподаватели сами побывали в разных миссиях. Вот и я сейчас готовлюсь к этому, собираю документы. У меня хороший английский, прошла курсы спецподготовки. Я, конечно, не солдат Джейн, но с оружием обращаться умею! (Смеется.) В общем надеюсь, что все получится. Сейчас есть реальные перспективы попасть в Либерию. Там, правда, сложные климатические условия, но меня это не пугает.  
- Что коллеги думают по этому поводу? 
- Скажем прямо - не все меня понимают. Но для меня это важно, и дело тут совсем не в деньгах или еще каких-то материальных благах. Это как призвание.
- А как ты попала в "убойный" отдел - тоже по призванию? 
- Мы, знаете, как себя называем? МУР. По аналогии с московским угрозыском. Только у нас мариупольский! А попала просто - по распределению. Я согласилась не задумываясь. Ведь я здесь выросла, да и работа - активная, динамичная. Представить не могу, как бы я сидела в пыльном кабинете и перебирала бумаги.
ЛУЧШИЕ ПОМОЩНИЦЫ - СТАРУШКИ
- Яркая  внешность в работе помогает? 
- Еще как! Меня всегда отправляют опрашивать потерпевших, потому что со мной они легко идут на контакт. Как-то я занималась розыском одного серийного вора. Имелись его примерное описание и фотографии. Помню, весь район обошла. Просила помощи у старушек: мол, мужа ищу, бросил меня с ребенком, алименты не платит. И мне помогли. Рассказали, где живет тот самый вор.
Вообще, женщина всегда больше располагает к беседе, и мои коллеги этим активно пользуются (смеется). Сколько раз меня просили позвонить куда-то с легендой и что-то выяснить - работает! 
- А "наживкой" приходилось выступать для преступников? 
- Конечно. Из самого простого - это когда ты в короткой юбке, увешанная как елка блестящими украшениями, прогуливаешься по набережной. Знаешь, что ты приманка, за тобой сейчас следит маньяк или извращенец. Страшно. Оружия при себе нет. Успокаивает лишь то, что где-то рядом три машины и десяток ребят, готовых в любой момент выскочить из засады и кинуться на помощь. Точно так же мы ловили грабителя, который любил нападать на женщин и срывать золотые украшения. Но это сейчас так просто об этом говорить. А тогда мурашки бегали по коже от страха. 
- Если это самое простое задание, какое же сложное? 
- Как-то во время ограбления ломбарда налетчик сильно изуродовал лицо девушки. Медики долго спасали ей глаза. Дело было сложное – мы знали, что она сама впустила грабителя в ломбард, и круг подозреваемых был определен. Но потерпевшая на контакт не идет, и все тут! Сильный стресс из-за травм. И тогда меня с вымышленной болезнью положили к ней в палату. Я исправно пила витамины и ходила на "процедуры". За неделю мы с ней подружилась. Та информация, которую я получила от девушки, была очень ценной, и мы раскрыли дело. 
- Самой оружие применять приходилось? 
- К счастью, пока обошлось. Законы у нас такие, что оружие нам лучше доставать в последнюю очередь - когда нет другого выхода. Но был случай, который помню до сих пор. Я оказалась один на один с отцом задержанного, который достал нож и пошел с ним на меня. Но мне удалось его убедить не делать глупостей. Только когда вернулась в райотдел, заметила, что у меня руки дрожат. 
- Как работается в мужском коллективе? 
- Меня родные пугали: мол, после работы в милиции я стану брутальной и грубой. Но это все заблуждение. Наоборот - меня тут все оберегают и в обиду не дают. Повезло с коллективом. Есть, правда, одно "но" - они все меня курить пытаются приучить. Мол, рано или поздно все равно начнешь, это неизбежно с нашей работой.  Но я не сдаюсь - вот уже пять лет с ними бок о бок, а желания затянуться сигаретой не возникает. У меня для снятия стресса имеются другие способы.
- Какие же? 
- Спорт люблю. Занимаюсь танцами. Путешествую. И всегда активно. В горы хожу. Это лучшее лекарство.